Задать свой вопрос

Имя
Email
Суть вопроса

Тест на угрозу. Американский подход к ограничению свободы выражения мнения

Статья 10 Европейской конвенции по правам человека хорошо известна всем юристам-практикам и адвокатам, работающим в сфере защиты прав человека. Эта статья является единственным положением Конвенции, которое предусматривает не только гарантированные права, но также и определенные обязанности и ответственность.

В отличие от этой статьи, например, первая поправка к Конституции США говорит довольно жестко: «Конгресс не имеет права принимать законы, ограничивающие свободу слова».  Таким образом, мы сталкиваемся с различными подходами в Европе и США к вопросу свободы слова.

Несмотря на это, американский подход всё же, в некоторой мере, повлиял на европейскую практику, хотя и сам неоднократно видоизменялся с течением времени.

Итак, все началось с момента, когда перед обществом появился вопрос: когда и каким образом можно ограничивать свободу слова?

Эпоха Первой мировой войны и революции в России.

Первым делом, вдохновившем развитие американского подхода к свободе слова, является «Шенк против США» (Schenck v. United States) . Этот кейс примечателен тем, что в этом случае Верховный суд допустил ограничение свободы слова в условиях войны. Так, заявитель Шарль Шенк, член социалистической партии, был арестован за распространение около 20 000 памфлетов, в которых он призвал граждан США протестовать против мобилизации.

Но решение не ограничилось только условиями войны. Так, судья Оливер Уэнделл Холмс отдельно отметил, что «в каждом случае всё зависит от того, употреблены ли слова в таких обстоятельствах и имеют ли они такой характер, чтобы создать очевидную и непосредственную угрозу реального бедствия (clear and present danger). Это вопрос вероятности и меры… Представляется приемлемым, что в случае доказательства наличия реальных препятствий призывной службе, ответственность за высказывания, которые привели к этому эффекту, может быть применена».

Таким образом Верховный суд разграничил опасные высказывания и опасные деяния.

Такой подход применялся Верховным судом еще не в одном деле до рассмотрения кейса  «Абрамс против США» (Abrams v. United States).   Дело касалось российских мигрантов, которые разбрасывая листовки с многоэтажного дома, протестовали против попыток правительства США помешать революции в России. Россияне были признаны виновными в провокации против правительства, а также в попытке сократить военно-материальное производство.

В данном случае Суд применил уже другой подход, так называемый тест «плохой тенденции». Он гласил, что наличие в речи умысла на причинение определенного вреда достаточно для того, чтобы ограничить свободу выражения, независимо от того, насколько теоретически отдаленным может быть этот вред. Большинство судей решили, что язык этих листовок был направлен на провокацию и поощрение сопротивления США в войне.

Тем не менее, судья Холмс, которого мы упоминали выше, не согласился с большинством и отметил, что изготовление абсолютно не известными никому лицами каких-то листовок и распространение их в определенном районе Нью-Йорка не создавало этой явной и реальной угрозы, которая оправдала бы ограничение свободы слова.

Эпоха Красного террора в США

Данный промежуток времени был довольно радикальным в отношении выражения свободы слова. Это подтверждается и решением Верховного суда США по делу «Уитни против Калифорнии» (Whitney v. California) .

Суд подтвердил приговор об осуждении заявительницы за финансирование коммунистической партии, которая якобы намеревалась насильственно свергнуть правительство.  Обвиняемая же утверждала, что ни она, ни её партия, таких намерений не имела.

Но этот кейс стал интересным также особым мнением Луиса Дембица Брандайза одного из наиболее выдающихся бывших судей Верховного суда США. Этот текст считается самой мощной речью, направленной на защиту свободы слова. Он уточнил тест «явной и непосредственной опасности», который теперь устанавливал следующие четкие критерии:

  1. Спикер должен иметь субъективное намерение подстрекать;
  2. Использованные в контексте слова, вероятно, должны привести к незамедлительным противозаконным действиям.

Таким образом, свобода выражения не могла быть ограничена, лишь только потому что отдельное высказывание задевает чувства определенных людей. Ведь именно так может поддерживаться политическая и общественная дискуссия.


Статья подготовлена на основании Тематического обзора ситуации с правами человека в условиях оккупации «Крым без правил. Выпуск №4. Информационная оккупация».

Смотрите также

Выпуск № 5 Оккупированное правосудие. Часть 1
Обзоры

Крымский прецедент. Вынужденное перемещение из Крыма в контексте прав человека

Доклад «Крымский прецедент. Вынужденное перемещение из Крыма в контексте прав человека» (английская версия) Вскоре после начала оккупации и последующей незаконной аннексии Крымского полуострова Российской Федерацией в 2014 году многие жители Крыма[1] уехали с полуострова на материковую Украину или заграницу. Многие покинули Крым из-за преследований и боязни стать жертвами нарушений прав человека, совершенных Россией в Крыму. […]
Международные преступления | Аналитика

Оккупация Крыма: Без знаков, без имени, прячась за спинами гражданских

Исследование «Оккупация Крыма: Без знаков, без имени, прячась за спинами гражданских» В последние дни февраля 2014 начало расти количество протестных акций против новой украинской власти, в частности в восточных регионах страны и в городе Симферополе, столице АР Крым. 27 февраля 2014 вооруженные люди, большинство из которых были одеты в военную форму без знаков различия, захватили […]
Обзоры

Крымский прецедент. Имитация демократии

Крымский прецедент. Имитация демократии 16 марта 2014 года в Крыму состоялся так называемый «референдум о статусе Крыма», грубо нарушивший основы конституционного строя Украины, принципы реализации народовластия, государственного суверенитета, территориальной организации и осуществления государственной власти в Украине. Этот референдум положил начало оккупации и последовавшей за ней аннексии Крыма со стороны Российской Федерации. Неправомерность референдума была признана […]
Обзоры

Выпуск № 5 Оккупированное правосудие. Часть 1

Распространение действия законодательства РФ на территорию оккупированного Крыма противоречит основным принципам и нормам международного права. В процессе проведения исследования и подготовки настоящего тематического обзора, были идентифицированы все судьи, занимавшие свои должности до начала оккупации, отказавшиеся от сотрудничества с оккупационными властями и вынужденно покинувшие оккупированный полуостров, перешедшие на службу к державе-оккупанту и сохранившие статус судьи, уволенные оккупирующим государством (или добровольно прекратившие статус судьи спустя некоторое время после оккупации), а также вновь назначенные на должности судей в созданных РФ судах Крыма и города Севастополя.
Положение заключенных | Инструкции

Инструкция для граждан Украины, которые были осуждены и отбывают наказание на территории РФ

Заполнить и направить соответствующие обращения о передаче для отбывания наказания на подконтрольной территории Украины (с приложениями, в частности, копии приговора и других процессуальных документов, копии паспорта и т.д.) в Министерство юстиции Украины и Уполномоченного ВРУ по правам человека с целью содействия в процедуре экстрадиции (бланки обращений можно найти здесь), ссылаясь на положения Конвенции о передаче […]
Свобода передвижения | Аналитика

(Не)легалы: как Россия нарушила права иностранцев в Крыму и что с этим делать

С момента оккупации РФ распространила свое законодательство на территорию Крымского полуострова. В частности, на территории Крыма стали действовать ограничения в отношении пребывания иностранцев. Теперь, если для этого не нужна виза, иностранец может находиться на территории РФ без регистрации в течение 90 дней на протяжении каждых 180 дней. Однако, даже наличие специального закона о статусе иностранцев, […]