Задать свой вопрос

Имя
Email
Суть вопроса

Выпуск №4 Информационная оккупация

Крым без правил. Выпуск №4. Информационная оккупация

Современная история содержит множество примеров оккупации начиная от Второй мировой войны и по сей день. Однако, крымские события показали всему миру новый уровень политического противостояния, вследствие чего нарушения прав и свобод человека стали более циничными и выраженными.

В сфере свободы слова и средств массовой информации, как и в других сферах, зафиксированы многочисленные нарушения стандартов международного права цинично прикрытые государственными стандартами и правилами. распространила на эту территорию действие российского законодательства, неизбежно возник ряд правовых коллизий, связанных с различиями в законодательных нормах Украины и Российской Федерации. Кроме того, с целью ограничить свободу слова и «закрыть» недовольных от мирового сообщества, оккупационными властями были инициированы изменения и дополнения в уже существующие нормативно-правовые документы. Помимо существующих ограничений были введены:

— специальный статус блогеров и специальный реестр сайтов и страниц, посещаемость которых свыше трёх тысяч пользователей в сутки — фактическое усиление цензуры в сети Интернет;

— запрет иностранным гражданам, гражданам РФ, которые имеют двойное гражданство, лицам без гражданства, иностранным государствам и юридическим лица, а также международным организациям быть соучредителями (участниками) средства массовой информации, быть его редакцией, осуществлять вещание;

— обязательная перерегистрация СМИ, которые действовали в Крыму на основании документов, выданных украинскими органами государственной власти, до 1 апреля 2015 года;

— ответственность за реабилитацию нацизма — данная норма уголовного законодательство РФ была введена в мае 2014 года и используется для борьбы с инакомыслием.

Кроме общероссийских мер, направленных на создание цензуры и ограничение свободы слова, руководством так называемой Республики Крым были приняты нормативно-правовые акты, которые существенно сужают права человека в вопросе свободы слова. С помощью этого были легитимированы:

— цензура Интернет-пространства Республики Крым;

— ограничения в отношении лиц, которые признаны «пособниками участников вооружённых конфликтов в Сирии и на Украине»; «распространителями террористической, экстремистской идеологии и сведений, дискредитирующих Российскую Федерацию»; «активные члены и идеологи нетрадиционных религиозных организаций и сект, осуществляющих свою деятельность в Республике Крым»;

— ужесточение порядка аккредитации журналистов в «Государственном Совете Республики Крым».

Все вышеперечисленные ограничения в контексте крымских реалий являются поводом для преследований журналистов, активистов, блогеров и правозащитников. В марте-мае 2014 года в результате преследований журналистов практически прекратили свою деятельность те из них, которые были неугодны новым властям полуострова. Многие вынуждены были покинуть полуостров из-за опасений за свою жизнь и свободу. Теперь они продолжают свою профессиональную деятельность, в том числе и по освещению событий в Крыму, на материковой части Украины. Были зафиксированы эпизоды физического давления (нападения и нанесения побоев) на журналистов, сотрудников информационных центров, блогеров. Показательно в этих случаях бездействие правоохранительных органов по предотвращению нападений и их расследованию. Поэтому есть основания допускать, что эти нападения были намеренным, запланированными и политически мотивированными. Ряду журналистов и активистов был запрещён въезд на территорию Крымского полуострова, иногда даже без вручения уведомления. Многие журналисты и сотрудники СМИ стали объектами внимания Центра по борьбе с экстремизмом, в связи с чем подвергались допросам и обыскам, привлекались к административной ответственности.

Требование законодательства РФ о перерегистрации СМИ повлекло прекращение работы ряда украинских информационных ресурсов на полуострове с 1 апреля 2015 года. Однако, ещё задолго до истечения срока для перерегистрации СМИ объектами преследования стала ТРК «Черноморская» и телеканал «ATR». В августе 2014 года на территории первой находились представители «крымской самообороны», которые блокировали доступ журналистам к ТРК. Также было арестовано и изъято оборудование ТРК. Сейчас оно используется для обеспечения вещания российского медиа-ресурса на территории Крымского полуострова, а собственно ТРК «Черноморская» переехала в г. Киев.

Подобные преграды в работе претерпевал и телеканал «ATR» — первый крымскотатарский канал. Руководство телеканала осуществляло попытки получить лицензию на вещание, но ему отказали. Согласно законодательству РФ, вещание «ATR» с 1 апреля 2015 года было прекращено. В связи с этим была предпринята попытка перенести медийную активность в Интернет, но здесь руководство и журналисты «ATR» столкнулись с активным противодействием властей и ограничениями в сфере свободы слова и доступа к публичной информации. В 2015 году телеканал «ATR» повторил судьбу ТРК «Черноморская» и переехал на материковую часть Украины. Оба СМИ продолжают освещать события в Крыму.

Очевидно, что действия оккупационных властей в вопросе ограничения свободы слова носят комплексный характер. Совокупность мер, которые предпринимаются на всех уровнях государственной власти — законодательной, исполнительной и судебной — свидетельствуют о том, что осуществляется целенаправленная политика информационной оккупации. В современном международном праве вопросы свободы слова и выражения мнения подробно разработаны и получили соответствующую оценку. Существует практика рассмотрения в международных правозащитных инстанциях преступлений в сфере свободы слова и уголовного наказания виновных за злоупотребление пропагандой, использование СМИ в подстрекательстве к антисемитизму, убийствам и уничтожению на основании национальных признаков, разжигании геноцида и межнациональной розни.

МП содержит ряд гарантий свободы слова независимо от государственных границ в качестве права отдельного человека на свободу мнения, а именно:

— свободу придерживаться своего мнения;

— свободу выражать мнение — искать, получать и распространять информацию используя любые средства;

— невозможность ареста, преследования и осуждения за действия или мнения, совершенные до оккупации или в период её временного прекращения.

Международное право содержит также гарантии журналистской деятельности, особенно в зонах напряжённости и конфликтов. Журналисты являются покровительствуемыми лицами, поэтому нападения на них признаются военными преступлениями, а Декларацией о защите журналистов в ситуациях конфликтов и напряжённости — нападением на свободу ведения журналистской деятельности.

В настоящем на территории Крымского полуострова международные стандарты прав человека и свободы слова, которые являются определяющими в демократическом строе, грубо нарушены. История имеет примеры того, какой ущерб и вред приносит подобная политика оккупационных властей. На этом основании правомерно утверждать, что ситуация со свободой слова и выражения мнения в Крыму критическая и требует особого внимания со стороны международного сообщества и правозащитников.

Читать полную версию тематического обзора «Крым без правил. Информационная оккупация».

Смотрите также

Кваліфікація дій військовий ЗС РФ як звичайних злочинів за Кримінальним кодексом України
Аналитика

Регіональне угруповання військ як форма контролю РФ над Білоруссю

10 жовтня 2022 року російські війська здійснили масові ракетні удари по всій території України, зокрема по цивільним об’єктам та об’єктам енергетичної інфраструктури, що суперечило принципам міжнародного гуманітарного права: розрізнення, воєнної необхідності та пропорційності. Під час нападів Лукашенко О.Г. заявив про розгортання “Регіонального угруповання військ” (далі — РУВ) в рамках “Союзної держави” (далі — СД) на […]
Аналитика

Пам’ятка кримського призовника

На тлі провалів на фронті та величезних втрат серед російських військових, Володимир Путін оголосив про початок часткової мобілізації. Так, прихована мобілізація велася і до цього, але тепер війна стала "примусовою" для дуже широкої категорії осіб, в тому числі - мешканців тимчасово окупованих українських територій, включно з Кримом. 
Аналитика

Універсальний чек-ліст документів до міжнародних судових та квазісудових інстанцій

В рамках проведеного 10 серпня 2022 вебінару «Захист права власності в умовах збройного конфлікту», експертами РЦПЛ був підготовлений, зокрема, і універсальний документ-пам’ятка, що полегшить роботу всіх, хто так чи інакше задіяний у подачі документів у міжнародні судові/квазісудові інстанції. Документ складається всього з 6 сторінок, є наглядним та послідовним. Сподіваємось, він стане в пригоді юристам, адвокатам, […]
Аналитика

Кваліфікація дій військовий ЗС РФ як звичайних злочинів за Кримінальним кодексом України

ОБСЄ звернула увагу України на наведену некоректну практику переслідування російських військовослужбовців як звичайних злочинців за відповідними статтями, зокрема за такі злочини як незаконний перетин кордону, посягання на територіальну цілісність та інші.
Аналитика

Російський геноцид в Україні: 100 років винищення української нації

У процесі деокупації захоплених Росією територій стає відомо про вчинення РФ діянь, які, prima facie, мають ознаки злочину геноциду і в майбутньому можуть бути кваліфіковані як геноцид ад’юдикаційними установам різних рівнів.